Время собирать камни…

В заголовок поставлено довольно популярное выражение из Библии, которое можно трактовать по разному: «всему своё время», «провести подготовительные работы на пашне к пахоте», «готовиться к обороне» или «закидать преступника». В нашем случае – пришло время собирать камни, чтобы создать памятник.

Потомки растерзанных в 30-е годы людей из латышской диаспоры собирали валуны со всей округи, и почти вручную перекатывали их на место мемориала жертвам политических репрессий, который был открыт  в ноябре 2017 года у села Кашкурино Демидовского района.

Не прошло и года, а этот памятник, посвящённый репрессированным латышам, уже имеет свою печальную биографию. После открытия гранитная плита, возвещающая о назначении памятника, была зверски расколота кувалдой. Каждый поступок влечёт за собой воздаяние и хочется верить, что задержанный вандал понесёт наказание.

Скульптор Константин Куликов создал вторую мемориальную доску, но её не приняло руководство Демидовского районного Совета депутатов, посчитав текст слишком аморальным с политической точки зрения.  Константин Фёдорович, бывший десантник и не боявшийся «ни Бога, ни чёрта», сейчас опасается за своё детище, которое сотворил в третий раз. Архитектором в данном мемориале является Куликова Наталья.

Идейным вдохновителем памятника выступала председатель Смоленского регионального отделения Общероссийской благотворительной организации инвалидов – жертв политических репрессий  Лилия Альфредовна Турченкова. Она рассказывает:

«В 2016 году отмечалось столетие Латышкой диаспоры. Смоленская региональная общественная организация «Латышское землячество «Сакнес» решила установить памятную доску о репрессированных. Большая заслуга в этом начинании принадлежит писателю и журналисту, председателю вышеуказанной организации «Сакнес» Черновой Татьяне Георгиевне, которая написала книгу о невинно убиенных земляках.

Очень большую роль в создании мемориала сыграли братья Николай и Иван Озолины, которые своими силами строили монумент. И, конечно, скульптор Константин Куликов, который постоянно помогал во всём. А сам факт уничтожения первой памятной плиты говорит о том, что существуют  ещё те, кто в тридцатые годы строчил доносы.  Шептал на ухо комиссарам о тех, кто работал от зари до зари и поэтому у него полны амбары и не хочет он делиться с теми, кто желает кушать, лежа сутками на печи».

Немного помолчав, продолжает:

«Послушайте стихи политзаключённого Виталия Гармаша. Они расскажут  о многом:

…И вот теперь нас власть зовёт мириться,

Зачем и с кем? Ей, видно, всё равно…

Мне жаль страну, где прощены убийцы

И каждый пятый с ними заодно…»

Безземельные латышские крестьяне начали переселяться на Смоленщину в 80-х годах XIX века. Получали они в наделы не самые лучшие участки, но через несколько лет титанического труда превращали их в плодородную пашню. На Смоленщине в 1929 году было четыре латышских сельских совета и насчитывало  1364 человека.  В Кашкурино было: бедняков – 19%, середняков – 71%, кулаков – 10%[1].

«Кулацкая операция» началась  5 августа 1937 года за № 00447. Самые трудолюбивые и хозяйственные жители Кашкуринского сельского совета были арестованы в одну ночь. Не многим удалось спастись от этого уничтожения, поставленного на поток. Кто был устранён  на пересылке,  некоторые  ушли в безвестие тюрем Лефортово, Красной Пресни и Бутырки. Многие заполнили своими телами братские могилы Катынского леса, прозванного впоследствии «Долиной смерти». Поселения опустели. По хуторам выли овдовевшие бабы, да ревели впавшие в непонимание дети. Зерно и живность были экспроприированы. Колхозы опустели. Главной целью у оставшихся людей было: спасти себя и детей.

Следующий этап по ликвидации латышей начался 30 ноября 1937 года, когда была получена шифротелеграмма НКВД СССР за № 49990 «О ликвидации работы латвийской разведки…».  И уже 3 декабря 1937 года была довершена операция по аресту латышей, подозреваемых «в шпионаже, диверсиях, антисоветской работе…». Начался отсчёт самых чёрных лет Латышской диаспоры на Смоленщине. А так как область являлась приграничной, в подозрение попадали все. В Москву от местного исполнителя, начальника 3-го отделения УГБ УНКВД по Смоленской области, летели отчёты и рапорты: «…в результате проведённых операций было арестовано 448 латышей…»[2].

Параллельно шли репрессии поляков и немцев. Из 6023 человек поляков было репрессировано – 1491 (25%). Из 1938 немцев, проживающих на Смоленщине, арестовано – 123 (6%). Из 1364 латышей не вернулись к своим очагам – 448 (33%)[3].

26 августа 2018 года вторично открывает памятную доску Лилия Альфредовна. Она говорит слова благодарности Татьяне Георгиевне Черновой, братьям Озолиным, Константину и Наталье Куликовым. Потом подходит священник  – настоятель храма Преподобного Авраамия Смоленского Ярослав. Осеняет крестом уже освящённый камень. На памятнике нет креста. Рукой мастера Куликова выкована железная роза в объятиях колючей проволоки. Она обвила тонкие стебельки и, кажется, что сейчас капнет из металлических жил рабочий пот и кровь убитых предков. Потомки убиенных, которые имеют память и совесть, сделали всё, что могли.

Возложены цветы.

От Кашкурино до Рудни мало километров. Автору вспомнились стихи замечательного руднянского поэта Виктора Кудрявцева, будто подсмотревшего прошлый день через узкую щель времени, похожую на прорезь прицела:

На всём пути – погосты и погосты,

Печные трубы, ветер да бурьян…

Из памяти не выбросить так просто

Угрюмых лиц затурканных крестьян,

Что вдоль дорог, собрав остатки силы,

Копают бульбу в тощее рядно,

Как будто роют братские могилы,

Чтоб лечь самим на глинистое дно…

 

Александр КРЯЧУН, член Смоленской областной организации  Союза писателей России.

[1] По материалам сайта smolenshina 1917-1953. blogspot.com

[2] По материалам сайта: smoltnshina 1917-1953. Blogspot.com

[3] По материалам сайта:smoltnshina 1917-1953. Blogspot.com

Фото автора.

 

 

Добавить комментарий