Смоленской писательской организации – 95 лет

Доклад председателя правления Смоленской областной организации Союза писателей России, секретаря Союза писателей России

Олега Ивановича Дорогань

 

20 марта 1924 г. газета «Рабочий путь» сообщила:

«Сегодня, в 6 часов вечера, в «Арене» состоится организационное собрание всех литераторов, поэтов и драматургов гор. Смоленска для организации филиального отделения Всероссийского Союза писателей.

Приглашаются все профессиональные беллетристы, поэты и драматурги».

В новое правление вошли: М. Исаковский (председатель), Б. Бурштын и Белявский (заместители председателя), М. Урлауб (секретарь), Ягодкин, Яцынов и Глебов (члены правления). «Председателем ревизионной комиссии избран тов. Нилов». «В связи с отъездом из Смоленска Н. Н. Зарудина и М. Н. Волчанецкого, состоялись перевыборы правления «Арены». В новое правление вошли: М.Исаковский (председатель), Б. Бурштын и Белявский (заместители председателя), М. Урлауб (секретарь), Ягодкин, Яцынов и Глебов (члены правления).

С этого времени вот уже 95 лет ведет отсчет Смоленская писательская организация.

Первым объединением писателей Смоленщины в ХХ в. считается литературная студия Пролеткульта, основанная в 1919 г. С.А.Страдным, ставящую своей целью «дать своих Пушкиных, Кольцовых и Толстых». После её распада в 1921 г. возникла литературная группа «Арена». Наряду с «Ареной», при областной газете «Рабочий путь» существовало литературное объединение во главе с М.В. Исаковским (Д. Земляк, Н. Буркин и др.), выступавшее за использование опыта классиков и более тесную связь литературы с жизнью.

Известный краевед М. Левитин в статье «Славный юбилей» («Р. П.» от 24 апреля 1997 г.) пишет о 75-летии организации смоленских писателей, полагая год ее основания – 1922-й, а не 1924-й. Михаил Наумович основывается на информации «Р. П.» за 11 апреля 1922 г., впервые сообщившей о том, что в Смоленске было «организовано отделение Всероссийской ассоциации пролетарских поэтов, в состав которого вошли: М. Исаковский, Дм. Земляк и Н. Семлевский». Д. Земляк и Н. Семлевский – литературные псевдонимы, соответственно, Д. А. Горшкова и Н. Г. Буркина.

М. Левитин пишет: «В те далекие весенние дни три наших земляка, выходцы из крестьянской среды, заложили прочную основу творческого союза. Оттуда намечается путь, идет развитие и рост будущих ярких талантов, получивших всенародное признание. Начала складываться Смоленская поэтическая школа. С нею, прежде всего, связаны имена выдающихся поэтов М. Исаковского, Н. Рыленкова, А. Твардовского…».

Далее М. Левитин, ссылаясь на книжку Л. В. Шурыгиной «Первые шаги» (Л.В. Шурыгина – кандидат филологических наук, дочь смоленского писателя – большевика В. Ф. Шурыгина – человека, встречавшегося с В.И. Лениным), рассказывает о послереволюционном литературном процессе в Смоленске, где сложилось два творческих направления. «Одно представляли поэты, связанные с городской тематикой и новыми литературными школами. Другое – выходцы из деревни, относившие себя к пролетарским поэтам и продолжателям классического пути в русской поэзии. Они были тесно связаны с «Рабочим путем», редактором которого в 1921 г. был М. Исаковский. Вторая группировка входила в Смоленскую литературную студию Пролеткульта. Ею руководил рано умерший талантливый поэт С. Страдный (Смирнов). Но будучи по происхождению крестьянином, сам руководитель занимал среди своих единомышленников особое положение, тяготел к Исаковскому и его товарищам.

После самороспуска «Арены», делались попытки создать в Смоленске отделения «Кузницы», «Лефа» и «Перевала».«Смоленским филиалом «Кузницы» участники «Арены» объявили себя в январе 1925 г. В его ядро вошли Исаковский, Бурштын, Яцынов. Смоленская «Кузница» организовывала литературные вечера в местных клубах, и на одном из них 25 марта 1925 г. М. Исаковский с успехом прочитал «Радиомост» — одно из наиболее характерных стихотворений. Именно в 1924–1925 гг. уже оформилась его собственная творческая индивидуальность, и первой отличительной особенностью ее был поворот к живой конкретности новой советской деревни. В ее изображение он внес и свою особую любовную наблюдательность, дополненную своеобразным добрым юмором.

Творческие поиски Исаковского мало соответствовали установкам и практике московских «кузнецов»… Не привились установки «Кузницы» и другим смоленским литераторам, и в первый же год своего существования отделение «Кузницы»… распалось.

В декабре 1926 г. в Смоленске была организована Смоленская ассоциация пролетарских писателей (САПП). Ее ядром была литературная группа при губернской комсомольской газете «Юный товарищ». В числе ее участников были начинающие поэты Плешков, Осин, Твардовский, Рутман, Фиксин. Главной и единственной литературной фигурой губернии, имеющей имя и за ее пределами, был М. Исаковский. Он, к тому же, в течение многих лет руководил литературным отделом важнейшей губернской газеты «Рабочий путь». Именно он опубликовал в 1925 г. стихотворение 15-летнего поэта-селькора Александра Твардовского «Новая изба» — первое напечатанное его стихотворение.

 

Как руководитель Смоленской АПП, М. Исаковский был мало активен. Плохое зрение заставляло – или позволяло – уклоняться от большинства заседаний, публичных выступлений…  Но когда он участвовал в собраниях и заседаниях, неизменно вносил в них нечто разумно-спокойное, честное, доброжелательное… Всем стилем своей личности, поведения, творчества он вносил нечто далекое или противостоящее всяким рапповским и не рапповским дубинкам, крикливости и трепачеству. И даже как бы незримое его присутствие имело благотворное влияние. Сдерживало интриганские и политиканские страстишки. И вплоть до его отъезда в Москву в 1931 г., а отчасти и после, поскольку он продолжал сохранять тесную связь со Смоленском, М. Исаковский был тем авторитетом, на который лишь очень осторожно пытались посягать местные неистовые ревнители».

(Из воспоминаний литературоведа, ученого Адриана Македонова).

В конце 1927 г. состоялась первая конференция смоленских писателей. «Рабочий путь»  от 4 декабря 1927 г. отмечал: «На губернской конференции пролетарских писателей будет присутствовать около 40 человек. Будут представлены все уезды… Из Москвы приезжает представитель Правления ВАППа. Он сделает доклад об очередных задачах пролетарской литературы. После конференции состоится литвечер, на котором, помимо смоленских авторов, выступят делегаты, прибывшие из деревни».

Смоленская АПП насчитывала 17 членов. Большинство «сапповцев» печаталось в местных изданиях – «Юном товарище», «Красноармейской правде». В центральных изданиях печатались М. Исаковский, Д. Осин.

По свидетельству В. Смолина, многие публикуемые стихотворения были слабыми и несовершенными, у их авторов отсутствовала элементарная поэтическая грамотность. Особо выделялось творчество некоторых молодых поэтов, писавших на деревенскую тему. Первое место среди них занимал Александр Твардовский.

7 декабря 1927 г. «Рабочий путь» писал: «Ожидания оправдались. На зов Смоленской ассоциации пролетарских писателей откликнулись и литературные кружки, и писатели-одиночки, рассеянные по разным уголкам нашей губернии».

В том же материале сказано, что во вновь избранное правление САПП вошли Исаковский, Осин, Фиксин, Буренков и Смолин. Председателем правления избран М. Исаковский. Представитель ВАПП, заместитель редактора «Молодой гвардии», критик В. В. Ермилов выступил с докладом об очередных задачах пролетарской литературы. Д. Осин и М. Исаковский были избраны делегатами на Всесоюзный съезд пролетарских писателей.

В 1927 году состоялась первая губернская конференция, объединившая группу т.н. “пролетарских писателей”, а в марте 1930 г. на областной писательской конференции была провозглашена ассоциация пролетарских писателей Западной области, поставившая по сути непроходимый барьер для проникновения в литературу крестьянских писателей и писателей из интеллигентного слоя. Это разобщение писательских сил устранил Первый областной съезд писателей, состоявшийся в апреле 1934 г. С докладом на нем выступил председатель оргкомитета М. Завьялов. Съезд создал Союз писателей Западной области, в состав которого тогда входили Смоленская, Брянская и часть Калужской областей. Созданный Союз избрал делегатов на Первый Всесоюзный съезд писателей СССР (М. Завьялов, Н. Рыленков, А. Твардовский).

Писатель и журналист Дмитрий Дворецкий, вспоминая о некоторых моментах литературной жизни в Смоленске в середине 1930-х годов, говорит о том, что литературная жизнь «ключом била». Он это связывает с I Всесоюзным съездом советских писателей СССР 1934 года, давшим толчок развитию деятельности местных писательских организаций. В составе смоленской делегации в съезде участвовали Михаил Завьялов, ставший руководителем Смоленского отделения Союза советских писателей, Александр Твардовский, Николай Рыленков и Адриан Македонов.

Следует добавить, что в съезде участвовали и другие делегаты, связанные со Смоленщиной. Среди них Анатолий Камегулов, родившийся в Смоленске в 1900 г. в семье священника.

«Смоленские писатели… в 1936 году написали и выпустили в свет немало хороших книг, – вспоминает Д. Дворецкий. – Это поэмы Александра Твардовского «Путь к социализму» и «Страна Муравия»… Михаил Исаковский выпустил в Запгизе сборники стихов «Провинция», «Война с тараканами» и «Вдоль да по дороге, вдоль да поКазанке»… В 1933 году в Запгизе вышла первая книга лирических стихов Николая Рыленкова «Мои герои», а четыре года спустя… сборник «Колосья».

Это – с одной стороны.

С другой стороны, в эти самые годы «творчество смоленских литераторов омрачено гонениями, преследованиями, нападками необъективной критики… Опале и репрессиям в 30-е годы подвергались Твардовский, Марьенков, Завьялов, Македонов и другие, которые в жесточайших условиях прежнего режима стремились отстоять свободное художественное слово» (М. Левитин, из статьи «Славный юбилей»).

Делегат I Всесоюзного съезда советских писателей М. Завьялов, будучи незаконно репрессированным в 1937 г., умер в пересыльной тюрьме.

Другой делегат съезда – А.Д. Камегулов – был незаконно репрессирован и расстрелян 9 октября 1937 г.

На 8 лет лишения свободы был осужден А. Македонов.

В книге «Воркута ты, Воркута…» А. Македонов, ставший крупным ученым, доктором геолого-минералогических наук, пишет:

«21 августа 1937 года в моей смоленской квартире до одиннадцати вечера сидел Твардовский. А через полчаса меня арестовали. Я жил в Смоленске… А Твардовский жил уже в Москве, но летом наезжал в родные места, снимал дачу или квартиру. Часто заглядывал ко мне, стучал в окно с улицы, спрашивал: «Сократ дома?»…

…мы обсуждали с ним и общую ситуацию. Существовала иллюзия… что Сталин продолжает дело Ленина и что, несмотря на все безобразия в период насильственной коллективизации… страна быстро двигается вперед по пути создания нового социалистического общества.

Твардовский в этом не сомневался. Многое он просто не мог знать, например, никто из нас не знал, что творилось уже тогда в застенках МВД…

Родители Твардовского были неправильно раскулачены, и он знал, что они не кулаки. Он знал и о многих других случаях неправильного раскулачивания. Даже соглашаясь с тем, что ликвидация кулачества как класса была необходимостью, он всё же не раз говорил… что ликвидация класса не означает ликвидации людей…

Одно время Твардовский оказался в почти в полном одиночестве среди местных литераторов. Некий Горбатенков возненавидел его, а заодно и меня, за систематическую защиту «кулацкого» поэта Твардовского. Отсюда и возникло совместное политическое дело против меня, Твардовского и еще трех смоленских литераторов, среди которых оказался и один из противников поэта.

Был уже выдан ордер на обыск и арест Твардовского, и на следующий день после моего ареста пришли за ним, но утром 22 августа Твардовский узнал о моем аресте, почувствовал, что ему угрожает, и немедленно уехал в Москву…

Когда дело было переслано смоленским МВД в Москву, оно не пошло дальше, так как поэма была уже одобрена Фадеевым, без санкции которого Твардовский не мог быть арестован.

Стало известно, что поэма прочитана самим Сталиным и понравилась ему. Сталин понял, что может приручить и использовать новый большой талант, что «Страна Муравия» может быть истолкована как оправдание коллективизации, хотя в поэме все время подчеркиваются возможности и другого, добровольного, объединения в колхоз.

В результате Горбатенкову пришлось найти повод и наказать защитника Твардовского Македонова.

Вспомнили мою «крамольную» статью по поводу самоубийства Маяковского, напечатанную в «Рабочем пути»… В этой статье я написал, что самоубийство Маяковского не может объясняться какими-то личными причинами или только ими и связано с его внутренним расхождением с нашей действительностью и линией партии в области литературы…

Моя статья формулировалась 58-10, ч. II, то есть… контрреволюционная агитация и контрреволюционная организация…

Как проходила моя жизнь внутри тюрьмы в Смоленске?

…Была большая камера, время от времени битком набивавшаяся… одно время туда был посажен зампредоблисполкома Сосин, который доказывал… сокамерникам, что если партии нужно инсценировать такие процессы, то нужно слушать партию. В это время был арестован уже почти весь состав местной партийной верхушки, начиная с первого секретаря обкома, большевика с 1905 года… Почти все они были расстреляны, в том числе… и Сосин. Многие… пытались сопротивляться. Их зверски избивали, и после избиений, вынужденного стояния по двадцать четыре часа и больше, они, как правило, подписывали то, что требовали следователи…

И вот, наконец, пересылка. Тут нам всем первый раз дали свидание перед отправкой на этап. В свидании участвовали и моя жена, и моя мать… На пересылке я увидел и своих признавшихся однодельцев: Завьялова, Мандрика, Марьенкова, Муравьева. Они держались все вместе, были крайне озлоблены, а я их сторонился — и за их трусость, и за то, что они уже полностью разочаровались во всем том, во что раньше верили…».

Далее А. Македонов говорит о своей матери, преподававшей в техникуме английский и немецкий языки, о ее бесплодных хождениях и прошениях в Москве за сына. В конце концов, и она была арестована, посажена в тюрьму, осуждена «тройкой» и расстреляна…

Наказание А. Македонов отбывал в п. Рудник на правом берегу реки Воркуты, на месте только что построенной угольной шахты. Работал по 10 часов, без учета времени на дорогу к месту работы и обратно, — на подсобных, земляных, погрузочных и т. п. работах. Был и ассенизатором.

«Палатка была населена одними политическими. Люди были разных национальностей, профессий, образования. Некоторые читали наизусть латинские стихи…

Большая часть книг, циркулировавших в палатке, по слухам, происходила из тех личных библиотек, которые имели расстрелянные затем политзаключенные…

Шло время. Приближался срок моего освобождения. Официально он должен был кончиться 21 августа 1945 года. Но сталинский режим придумал еще одно осложнение. Систематическую задержку части заключенных до… «особого распоряжения».

Но тут все же вмешался и Твардовский и пересидел я всего шесть месяцев».

 

С отъездом в Москву М.В. Исаковского (1931 г.) и А.Т. Твардовского (1936 г.) литературные силы Смоленщины объединились вокруг Н.И. Рыленкова,  который в течение многих лет до самой своей смерти в 1969 году.

Назову два мероприятия, в той или иной мере характеризующих литературный процесс на Смоленщине в послевоенные годы.

Второе областное совещание молодых писателей Смоленщины, 1950 г.

Совещание писателей и литературного актива Смоленской области в обкоме КПСС 19 февраля 1953 г.

Наиболее значительное из них – выездное заседание Секретариата Союза писателей РСФСР в Смоленске 12–14 декабря 1974 г. (тема: «Новое в поэзии 70-х годов), во главе с председателем Правления С.В. Михалковым, с участием Юрия Бондарева, Сергея Залыгина, Виля Липатова, Сергея Орлова, Людмилы Татьяничевой, Олега Шестинского, Даниила Гранина, Виктора Бокова, Сергея Васильева, Сергея Викулова, Глеба Горбовского, Николая Доризо, Евгения Долматовского, Юлии Друниной, Кайсына Кулиева, Сергея Острового, Юрия Прокушева, Валентина Сорокина, Владимира Фирсова и других известных писателей…

С момента зарождения Смоленской писательской организации имел к ней самое тесное касательство, как свидетельствует писатель Вера Звездаева, «прекрасный музыкант, книголюб, проникновенный знаток смоленской старины» — Иван Прокофьевич Иванов. В начале 1930-х гг. И. П. Иванов, будучи директором областной библиотеки им. В. И. Ленина, «приютил писателей, которым негде было собираться (до открытия Дома искусств), в своем крохотном кабинете. Тесная, полутемная эта комнатешка скромно именовалась «кабинетом писателя», видела и слышала в своих стенах Македонова, Твардовского, Рыленкова, Марьенкова, Кудимова…

По субботам здесь читались стихи, предварительно вывешенные прямо на стене для ознакомления, проза, кипели споры…».

Вера Андреевна вспоминает рассказ И. П. Иванова – о том, как в один из дней июня, после начала войны, «в горящем, рушащемся городе… в кромешном аду… на Блонье» встретились «Николай Иванович Рыленков, будущие профессора Соболев и Маковский, Иван Прокофьевич Иванов…

Эти четверо, самым очевидным образом, имели право на бронь и, надо думать, принесли бы колоссальную  пользу и в тылу. Но то их и объединяло в те страшные дни, что они сами выбрали – только на фронт».

«Ленинская улица уже вся горела. Эти четверо пытаются найти кого-либо из военкомата. Но узнают, что все уже эвакуированы. Тогда они идут в горком партии. Здесь им говорят, что немцы близко, пишут одно на всех направление – в любой военкомат, который они отыщут.

Пошли по горящей Советской к вокзалу… Когда приблизились к нему, началась очередная бомбежка по живому – беженцы, население города в готовых к отправке эшелонах… Двинулись дальше пешком. На станции Духовская удалось сесть в поезд. Чуть не сутки он тянул до Ярцева. Оно тоже разбомблено, весь центр выжжен дотла.

Но военкомат нашли. Но в армию добились».

В своей автобиографии Н. И. Рыленков напишет:

«На фронте я командовал взводом в саперном батальоне, минировал и разминировал поля, копал противотанковые рвы, строил укрепления, а по ночам в землянке, в промежутках между бомбежками, писал стихи, не думая о возможности их напечатать. Именно в этих стихах, вошедших потом в сборники «Синее вино» и «Прощание с юностью», зазвучал, мне кажется, голос потрясенного сознания, возмущенной совести…

В эти дни я особенно остро ощутил, что главное в поэзии – полное и органическое слияние личных и общественных мотивов, современности и истории…».

18 января 1944 г. состоялось первое (со времени освобождения Смоленщины от немецко-фашистской оккупации) общее собрание Союза советских писателей Смоленской области при отделе агитации и пропаганды Смоленского обкома ВКП(Б).

В собрании участвовали писатели: А. Твардовский, находившийся в Смоленске в качестве военного корреспондента газеты Западного фронта «Красноармейская правда», Н. Рыленков, В. Кудимов, Д. Осин и В. Шурыгин, от обкома ВКП(б) Ф. Крылов.

Был обсужден вопрос о возобновлении работы Смоленского отделения Союза советских писателей, прерванной временно в связи с военными событиями на Смоленщине.

Единогласно был избран уполномоченный ССП по Смоленской области. Им стал Н. И. Рыленков. Орг. секретарем и референтом по работе с начинающими писателями избрали В. Кудимова (М. Д. Богомолова). Н.И. Рыленкову было доверено распоряжаться кредитами Союза и производить денежные расчеты.

Также был рассмотрен вопрос о вызове смоленских писателей, находящихся в эвакуации.

10 мая 1944 г. на общем собрании смоленских писателей был рассмотрен вопрос о подготовке к сдаче в производство альманаха «Литературный Смоленск».

Было принято решение принять самое живое участие в составлении сборника «Что они сделали с нашим городом».

Обсудили вопрос об организации творческой работы писателей, с решением – созывать творческие собрания, с привлечением литературного актива – один раз в две недели; кроме того, принимать участие в устройстве еженедельных литературных «сред», организуемых «Рабочим путем».

На этом же собрании было принято решение о проведении областного конкурса на лучший рассказ и стихотворение, посвященные показу восстановления области, с привлечением смоленских писателей и поэтов, находящихся на фронтах и в эвакуации.

Решен и вопрос о постоянной литературной консультации.

В. Кудимов избран уполномоченным литфонда по Смоленской обл.

Еще один важный вопрос, рассмотренный на собрании, – жилищный. Ввиду полного отсутствия жилищной площади для нужд писателей, учитывая те разрушения, что враг причинил Смоленску, принимая во внимание также, что отсутствие жилья мешает возвращению писателей, находящихся в эвакуации, собрание приняло решение – просить облисполком и горсовет забронировать для писателей 4-хквартирный дом.

Составленная смета расходов по Союзу советских писателей Смоленской области на военный 1944 год предусматривала: административно – хозяйств нные расходы, куда входили – зарплаты: уполномоченный Союза – 800 руб. в месяц; оргсекретарь и референт – 1200 руб.; секретарь-машинистка – 400 руб.; библиотекарь – 475 руб.; бухгалтер по совместительству – 325 руб. Почтово-канцелярские расходы – 100 руб. в месяц. Командировки – 1200 руб. за год. Содержание помещения – 150 руб. в месяц. Приобретение мебели – 3000 руб., годовая сумма. Покупка пишущей машинки – 7000 руб., годовая сумма. Выписка газет и журналов – 1227 руб. 20 коп. – сумма за год.

Т в о р ч е с к а я   р а б о т а: консультации и творческая помощь начинающим писателям – 1000 руб. в месяц; сбор материалов по истории Отечественной войны – 3000 руб. в месяц; созыв областной конференции писателей – 15000 руб., годовая сумма; создание справочной библиотеки – 2000 руб. в месяц; оргтворческая учеба писателей – 1000 руб. в месяц; реэвакуация писателей – 1000 руб. в месяц.

29 мая 1945 г. – Н. И. Рыленков (отв. секретарь Смоленского отделения Союза Советских писателей), В. Кудимов (М. Д. Богомолов) (уполномоченный литфонда), писатель В. Ф. Шурыгин (директор Смоленского краеведческого института) с участием эксперта Н. Г. Антонова (директора СмолГиза) составили акт об ущербе, принесенном немецко-фашистскими захватчиками имуществу отделения Союза писателей.

Было установлено нижеследующее:

В ночь с 28 на 29 июня 1941 года, во время крупного налета немецкой авиации на Смоленск, был разбит и сгорел клуб писателей, находившийся на Почтамской улице, дом № 8 (ныне ул. Коненкова – Н. Ч.). Здание клуба – первый этаж каменный, второй – деревянный. Площадь дома 300 квадратных метров. Вся мебель, библиотека, оборудованной биллиардной, буфета-столовой, художественной студии, творческих кабинетов и конференц зала – погибли.

Виды уничтоженного имущества.

Здание полностью уничтожено – 250 000 руб.

Библиотека 10 000 томов – 400 000 руб.

Оборудование (стильная мебель, рояль, диваны, гобелены, ковры, биллиард) – 250 000 руб.

Две пишущие машинки – 20 000 руб.

Общий размер ущерба – 920 000 руб.

Насколько острой была проблема с жильем, свидетельствует письмо Н. Рыленкова и Н. Антонова – секретарю Смоленского обкома ВКП(б) Попову и председателю облисполкома Мельникову.

«До войны Смоленское отделение Союза Советских писателей занимало одно из первых мест среди краевых и областных отделений Советского Союза, как по объему и характеру своей работы, так и по профессиональному составу писателей… Из Смоленской организации вышли поэты М. Исаковский, А. Твардовский и другие товарищи, которые печатаются в центральных изданиях и занимают свое место в советской литературе…

На основании решения Президиума Союза советских писателей СССР, все писатели, ранее эвакуированные, обязаны возвратиться к прежнему месту жительства для продолжения своей литературной деятельности.

По вызову Смоленского обкома ВКП(б) в январе возвратился писатель В. Кудимов, в июле писательница В. Лютова. В Москве пока проживает, но должен возвратиться поэт Д. Осин. Мы держим тесную связь с писателями-фронтовиками и даже с некоторыми  из других областей, которые после войны намерены поселиться в г. Смоленске… Создание вновь писательской организации, собирание людей и налаживание издательской деятельности – дело кропотливое и сложное и требующее длительного времени.

Назову лишь одно мероприятие, в той или иной мере характеризующее литературный процесс на Смоленщине в послевоенные годы, – Совещание писателей и литературного актива Смоленской области в обкоме КПСС 19 февраля 1953 г.

Об итогах Всесоюзного совещания редакторов русских литературно-художественных альманахов и руководителей местных организаций ССП и задачах писателей Смоленской области рассказал редактор «Смоленского альманаха» Н. Антонов. Выдержки из его выступления:

«Поэтическим отделам альманахов тов. Софронов (поэт, драматург, сценарист А. Софронов)… дал неудовлетворительную оценку:

«Пусть стихи, — говорил докладчик, — будут реже публиковаться в альманахах, но пусть они будут лучше, и тогда не будут лежать затоваренными на книжных складах десятки и сотни экземпляров не разошедшихся альманахов!…

Другой недостаток – созерцательность…

Вот, вышел поэт в поле, видит – ручейки текут, от земли пар идет, семян просит; трактор пашет, на нем девушка – песню поет, или парень, конечно, бывший фронтовик, и этими руками держит штурвал танка, а теперь перевыполняет нормы, — и всё. Информация, репортаж, хроникерская заметка, а не поэзия. А мы тут у себя, в редколлегии, вместо того, чтобы отправить такое стихотворение в корзинку, с глубокомысленным видом рассуждаем: вот, молодец Дворецкий, Бодренков или Корнеев, или Василевский… Знает же, что область сельскохозяйственная, что машинами оснащена. И «тискаем» стихотворение в альманах…»

Из заключительного слова ответственного секретаря Смоленской писательской организации Н. И. Рыленкова:

«На мой взгляд, у нас три существенных недостатка.

Первый недостаток в работе нашего отделения Союза и в работе каждого писателя в отдельности – это поверхностное, неглубокое знание жизни, отрыв от жизни. На Московском совещании многие говорили, что они завидуют нам, что нам не надо ездить в командировки. А я скажу, что оторваться от жизни можно в любом месте, даже в районе и в колхозе…

Мне кажется, что нашим писателям также надо ездить в командировки, чтобы знать, что нас окружает, что находится в непосредственной близости от нас. Замкнутость – большая беда многих наших товарищей, работающих в Смоленске, и большая беда нашего отделения Союза, который не смог создать такого положения, чтобы люди не чувствовали себя оторвано, не погружались бы в болото. А у нас такие явления имеют место. Это первый и самый страшный недостаток.

Второй недостаток… – это то, что на очень низком уровне находится марксистско-ленинское образование… Это нетерпимо. Как бы ни был талантлив писатель, он не сможет ничего создать, если не будет, как следует вооружен марксистско-ленинскими знаниями.

Третий недостаток – это плохая постановка нашей творческой, профессиональной учебы. Эстетический уровень наших писателей очень низок. В подавляющем большинстве художественная культура очень бедна.

И поэтому естественно, что многие произведения получаются слабыми, написанными серым, невыразительным языком…».

За последующие годы на Смоленщине, с участием писательской организации проведено множество литературных, разномасштабных мероприятий. Наиболее значительное из них – выездное заседание Секретариата Союза писателей РСФСР в Смоленске 11 – 12 декабря 1974 г. (тема:«Новое в поэзии 70-х годов), во главе с председателем Правления С. В. Михалковым, с участием Юрия Бондарева, Сергея Залыгина, Виля Липатова, Сергея Орлова, Людмилы Татьяничевой, Олега Шестинского, Даниила Гранина, Виктора Бокова, Сергея Васильева, Сергея Викулова, Глеба Горбовского, Николая Доризо, Евгения Долматовского, Юлии Друниной, Кайсына Кулиева, Сергея Острового, Юрия Прокушева, Валентина Сорокина, Владимира Фирсова и других известных писателей.

Приведу несколько высказываний участников.

Народный поэт Кабардино-Балкарской ССР, лауреат Государственной премии СССР поэт КайсынШуваевич Кулиев. Выступая в прениях, Кайсын Кулиев сказал:«Я очень давно не был в Смоленске, и я рад, что в эти зимние дни мне пришлось видеть все это.

И не только потому, что Смоленск лучше других городов. Смоленск очень хорош. Это город с большими историческими традициями.

Я рад потому, что это город Твардовского. Я уже говорил и говорю, что это город, где жили Исаковский и Рыленков.

Но я хочу сказать, что в этом городе мне очень не хватает одного человека. Не хватает мне этого человека и в моих поездках по России, областям и краям.

Этот человек – Николай Иванович Рыленков. Не хватает мне его и в гостинице «Москва». И не было такого случая, чтобы я, приезжая после его смерти, не вспомнил о нем.

Я уже узнал многих знакомых – умных, замечательных поэтов. Но мне очень не хватает Николая Ивановича Рыленкова…».

Председатель комитета по печати, полиграфии и книжной торговли Совета министров РСФСР Н. Г. Свиридов:

«На Всероссийском семинаре редакторов очень остро ставился вопрос о более качественном отборе произведений для издания, о повышении критериев оценок стихов. В связи с этим, многие вспоминали глубоко заинтересованные, предостерегающие слова большого русского поэта, о котором многие здесь говорили – Михаила Васильевича Исаковского: «Если у нас в стране, — писал он, — с такой же интенсивностью и в таком количестве, как сейчас, будут выходить стихотворные сборники, если в журналах, альманахах, газетах и радио- телепередачах будет появляться столь же несметное количество стихотворений, то все это неизбежно превратится в очень большое бедствие… Мы можем отбить всякую охоту читать стихи…».

И дальше Михаил Исаковский справедливо советовал: «Непонятно, зачем гнаться за количеством плохих, либо даже средних сборников, которые приносят и материальный ущерб и в то же время дискредитируют подлинную поэзию? Зачем государство должно платить многим, еще не созревшим поэтам за их неумение писать хорошие стихи?!»

Поэт, главный редактор журнала «Наш современник» Сергей Викулов:

«…Секретариат нашего Российского союза писателей поступил очень прозорливо и мудро, избрав для творческого разговора о современной поэзии – Смоленск, а не какой-нибудь другой город.

Смоленск – это земля Твардовского, которого С. В. Михалков на торжественном акте открытия мемориальной доски на здании пединститута, назвал не просто выдающимся, а великим поэтом. Думаю, что наши потомки не оспорят этого полностью разделяемого нами заявления.

Мы знаем, что велик Твардовский. Это, во-первых, подлинный, во-вторых – высокий, я бы сказал, мужественной гражданственностью и идейностью поэт. И мы, ведя разговор о современной поэзии на земле, которая еще помнит не только голос, но и дыхание Твардовского, не может не соотносить работу своего ума и сердца с великой работой, которую проделал он. Почти все выступающие с этой трибуны упоминали его имя, отталкивались от того или иного его завета, оставленного нам, его современников, в назидание и поучение…».

Ударом по смоленским писателям стала – ликвидация в январе 1964 г. областного книжного издательства. В течение почти 30 лет предпринимались попытки издательство восстановить. И лишь в начале 1990-х годов это удалось сделать (изд. «Смядынь»). Но это уже были другие времена…

После Н. И. Рыленкова Смоленской писательской организацией руководили – Николай Антонов, Юрий Пашков, Леонид Козырь, Виктор Смирнов, Владимир Тазов…

Не один раз организация оказывалась перед реальной угрозой: «Быть или не быть» — в 1950-х годах и в годы развала советского государства.

Долгие годы писательскую организацию возглавлял Юрий Васильевич Пашков, оказывающий поддержку начинающим авторам в созданном им литературном объединении «Родник», подготовившем немало одарённых, с яркой творческой индивидуальностью мастеров художественного слова.

После Н.И. Рыленкова Смоленской писательской организацией руководили – Николай Антонов, Юрий Пашков, Леонид Козырь, Виктор Смирнов, Владимир Тазов…

С распадом Советского Союза разделилось в Москве и регионах и писательское сообщество. В это «смутное время» в Смоленске стали существовать две писательские организации – областная организация Союза писателей России, которую возглавила драматург Нина Семенова, и региональное отделение Союза российских писателей, во главе с поэтом Леонидом Козырем. Затем этим региональным отделением руководила поэт Вера Иванова, ныне ее возглавляет поэт Владимир Макаренков.

В Смоленской областной организации Союза писателей России принял эстафету от своих предшественников и руководил почти два десятилетия известный русский поэт Виктор Смирнов. В декабре 2013 года председателем правления Смоленской областной организации Союза писателей России избран поэт, писатель-публицист и литературный критик Олег Дорогань.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *