«Тридцать второе октября» Елены Орловой

У Елены Анатольевны Орловой – члена Союза российских писателей, в издании стихов был перерыв, почти десять лет. За это время вышел исторический роман в трёх книгах. И вот, будто взрыв, всплеск, словно разорвалась тесная рубаха на груди, и хлынул крик глашатайский. Зов души и поэзии: больной, ироничной, абсурдной, героической и любовной. Всё скомкалось в маленьком сборнике с загадочным названием «Тридцать второе октября». Но когда начался разбор стихов на презентации в библиотеке им. Соколова-Микитова 25 декабря, всем стало ясно, что этот сборник — явление в смоленской поэзии.

Не очень просторный зал библиотеки с жёлтыми обоями, на которых охристой массой выделялись книжные шкафы, по древнему виду которых  было ясно, что они  старше любого участника вечера. Цветные шарики и пластиковая ёлка создавали искусственное предновогоднее настроение, а мерцающие гирлянды, будто нервным тиком подёргивались тенью на светлых стенах. Решётки на окнах, ромбическими клетками перечёркивали быстро мутнеющей день.

Главный библиотекарь Галина Ивановна Мишанина открыла вечер. Рассказала скромную биографию поэта, но глядя на количество изданной литературы за последние годы, можно сказать, что Елена Орлова живёт день за два. Чего стоит только роман в трёх книгах «Крест Святого Андрея», вышедший в 2013 году и уже полюбившийся читателям. Особо она отметила, что Елена Анатольевна возглавила литературное объединение  «Среда», после ухода из жизни её создателя Раисы Ипатовой, и что — продолжается поэтическая дорога, начатая талантливой смоленской поэтессой.

Председатель Смоленского регионального отделения Союза российских писателей Владимир Викторович Макаренков говорит о Елене Орловой, как о поэте, у которого открылось «второе дыхание», и что она, пройдя «марафон гонки», обрела настоящее владение словом:

День не сложился. Он был беспощадно исколот

шпильками острых взглядов и колкими фразами,

его глушили начальственным гневным топотом,

его травили ядом гнилого сарказма.

Он молча терпел, кряхтел и делился на фазы.

Владимир Викторович  досконально разобрал и разложил по строкам и метрам несколько стихотворений поэта, указав на некоторые, с его точки зрения, недостатки.

Олег Иванович Дорогань, председатель  правления Смоленской областной организации Союза писателей России, в первую очередь, вспомнил о Владимире  Тазове, которому посвящена  книга героини вечера. Он рассказал о том, как Елена Анатольевна, со своими воспитанниками из «Среды», привела в порядок последнее пристанище Владимира Ивановича на Братском кладбище Смоленска.

Не мог не вспомнится Виктор Смирнов – последний классик Смоленщины из ХХ века. Олег Иванович зачитал из книги  Елены Анатольевны вариацию на стихи Виктора Петровича, где она взяла строки поэта за эпиграф и оттолкнулась от них:

Осколки обид и потерь.

Безверье. Надрыв и надлом.

В закрытую наглухо дверь

Бьюсь окровавленным лбом…

И как стало  зримо, будто сам Смирнов встал в защиту поэзии от её потери, от нищеты, от безразличия к ней компьютерного века.

Особого внимания заслужило стихотворение Елены Анатольевны «Россия». Читая это произведение, Олег Иванович как бы заслонил его от нападок оппонентов:

         Дивная моя Родина,

тёртый медный алтын,

кровавых князей и юродивых

славила в лике святых…

…тонула в кровавом омуте

революций, усобиц, смут,

отравленная крамолами,

веками хлебала несолоно

верёвку, топор и кнут…

         И будто видится сквозь строки слов вся изрубленная жизнь Руси:  скрежет повозок монгольских завоевателей, блеск доспехов тевтонских рыцарей, отрубленные головы шведских драгунов, корчащийся на дыбе Пугачёв, обезглавленный Разин, поднятые на вилы французские гвардейцы и  «горящие смоленские хаты».

Дискуссию  подхватил поэт и журналист Александр Королёв, автор интернетовской рубрики «Поэтические смотрины», в которой рассказывает об  успехах поэтов и прозаиков Смоленщины: «У нас  есть настоящая поэзия, которую делают прекрасные поэты!»

Поэт Сергей Подольский упомянул о литературном объединении «Среда», которым руководит Елена Анатольевна, передавая свой богатый опыт литератора молодым: «Не обязательно молодой человек, прошедший  поэтическую школу в 17-19 лет, должен становится поэтом, достаточно того, что он станет настоящим человеком…».

Самое интересное началось, когда зазвучали верлибры Орловой. Эта современная система стихосложения без рифмы, является как бы пограничной зоной между стихами и прозой. Когда Елена Анатольевна начала читать, понятие и толкование этих строк ушли на задний план. Было действие слов, которое входило в душу, будто старое вино из запылённой бутылки, пьянея и раскрепощая:

Бессонница дарит радость,

если смотришь в звёздное небо,

вспоминая забытые сны

несбывшейся юности.

Осмысливание приходит сразу. Продолжение не заставляет ждать:

Если умеешь смотреть,

даже в глубинах

бесконечного Космоса

увидишь отражение себя.

Закончился вечер. Прикосновение было не только к стихам Орловой. Вспоминались строки поэтов Пастернака, Блока, Мандельштама, Набокова, Ахматовой, Цветаевой. Дополняли они своим видением тот далёкий прекрасный мир, где жили гении прошлого серебряно-седого века.

Елена Анатольевна приняла поздравления от поэта и композитора Любви Сердечной, которая заворожила исполнением своих песен и от поэтессы Нины Беловой, прочитавшей своё посвящение:

Октябрь — настало время перехода,

Куда, зачем – немыслимый поход.

Теряет краски вечная природа,    

И нынче будет так, как в прошлый год…

 

Александр КРЯЧУН.

Фото Николая ЧЕПУРНЫХ.

 

 

 

 

Добавить комментарий